all-of-all.ru
Посмотреть
Статьи

Наши друзья

Спецпредложения интернет-магазина
 Статья / Философия / О философии / Феноменология

Феноменология


 Николай Баранов, 23.04.2012 18:05:28
Феноменология


(Нет голосов)
246 просмотров
В избранное
Комментировать(0)

Феноменология



Введение к феноменологии первоначала


К феноменологии можно относится по-разному, и в зависимости от этого отношения по-разному можно оценивать ее достижения и вскрытые ею проблемы. Ниже мы намерены разобрать один их глубинных феноменологических мотивов, который связан с ее отношением к началу знания, или к первоначалу бытия вообще, сущностно затрагивающее мышление еще античных философов. Однако до этого будет уместно дать беглую и общую характеристику той радикальной гносеологической реформе, которую Гуссерль положил в основание, созданного им философского направления в свете тех приоритетов, что ставит перед собой наша работа.

Как пишет М.Маяцкий: «Феноменология предстает сегодня не только в пристрастной оценке ее основателя, но и сама по себе "философией бесконечных задач",и в этом своем бесконечном замахе некоторой конечной ,"последней" идиомой Европы и двадцатого века как ,быть может, последнего века Европы.»(Э.Гуссерль. Начало геометрии. М.1996.стр.248.) "Пристрастная оценка", о которой говорит Маяцкий, может быть понята через то, что Гуссерль оценивал будущее, созданного им феноменологического проекта, как наступление совершенно новой эпохи человеческого знания, в которой, наконец-то, найдут свое разрешение предельные вопросы о смысле нашего бытия. Мотивами подобной претензии выступают переосмысление Гуссерлем оснований действенности мышления, что оказывается возможным вскрыть и проанализировать через осуществление феноменологической редукции, которая в феноменологии становится новым органоном сознательного понимания бытия. Редукция означает воздержание от использования в философском размышлении всякого, до конца не осознанного, суждения. Впервые предложенная Декартом, в работах Гуссерля она прорабатывается как всесторонне развитый метод нового способа мыслить. Будучи практикуемым, этот способ мыслить по-новому, позволяет Гуссерлю говорить о бесконечных задачах, стоящих перед феноменологией, и в то же время усматривать серьезный кризис в системе традиционного европейского знания. «Чтобы преодолеть этот кризис, необходимо, согласно Гуссерлю, осуществить радикальное открытие не раз уже предчувствованной чистой субъективности и показать ее в ее активности конституирования прежде всего наглядного реального мира, в котором мы живем, мира существующего только для сознательных субъектов, а также мира, созданного только на ответственность монад», - отмечает Ингарден.("Феноменология искусства"М.1996.стр.208.)Отсюда Гуссерлем выдвигается требование опереться на феноменологию как «на знание об этой субъективности, знание, которое может открыть не только последний исток любого знания, но и исток объективного, реального мира (в котором мы живем), и надстроенного над ним мира физики и мира культуры, и которая может, наконец, выявить смысл и границы правомочия всего процесса объективизации-процесса предельно исторического». (там же стр.209.)

Можно достаточно скептически отнестись к претензии Гуссерля рассчитывать на феноменологию как на будущую универсальную всеобъемлющую науку, однако нельзя не признать, что сама феноменологическая теория держится на глубоко обдуманных условиях данности сознания в его отношении к миру. И вот это обдумывание открывает мыслящему взору совершенно иную перспективу, нежели ту которой мы обычным образом попривыкли располагать. Мы назовем эту перспективу движением вперед через Возвращение к бытийному началу с уяснением всей реально-существующей проблематичности и самого этого движения и того, что нас ждет впереди. Если есть само начало, то есть и его завершение, которое связано с началом некой историей. Что это за история нам и надо попытаться понять. Впрочем, то, что проблема обретения и возобновления начала знания является главной темой феноменологии, из-за заслоняющих ее напластований само, видимо, сейчас нуждается в доказательстве. Между тем лозунг «назад к вещам» был выдвинут Гуссерлем почти сразу же вместе с пониманием открытия им нового философского дискурса. Ингарден, вспоминая этот период, пишет: «Тем, что объединяло слушателей его философии, был новый стиль философствования: величайшая обстоятельность анализа весьма конкретных явлений или состояний вещи, умение постепенного устранения мысленного расстояния до предметов исследования, сближение с тем, что анализируется, и наконец, умение показать наглядно в анализе то, что пока не было понято, и что в начале осмысливалось весьма смутным образом, и выявить именно для данного предмета или типа предметов существенные черты… Этот лозунг «возвращение к вещи» - после долгого периода либо исторических, либо даже систематически проводимых дискуссий при помощи воспринятых из философских книг готовых понятий - объединял молодых людей с помощью метода, каким Гуссерль философствовал в своих книгах, в лекциях и на семинарах». (Феноменология искуства. стр.200-201.)Здесь, однако, проблема начала вещи носит еще весьма прикладной и экстенсивный характер. Позже в «Кризисе европейских наук» все обстоит гораздо сложнее, в нем и впервые дается показывание работы исторического времени, которую Хайдеггер позже назовет забвением бытия. Забвением, что принуждает нас понимать мир антифеноменологическим образом. Может показаться, что разбирательство Гуссерля со значением европейских наук, состояние которых подвергается философской критике, есть сама по себе достаточно частная феноменологическая рубрика, однако обращение к математизации универсума Галилеем - это лишь стартовая площадка темы, которая под хайдеггеровским названием «существо техники» может сделаться ведущей для понимания всего нынешнего состояния человечества, и указания на его предельные перспективы. Конечно, наука и техника во времена Гуссерля уже начали вызывать теоретические подозрения. «Однако для Гуссерля, как известно, критическая значимость такой ситуации обязана не столько какому-то эпистемологическому конфликту, присущему внутреннему развитию соответствующих наук, сколько разрыву между, с одной стороны, теоретической и практической деятельностью науки на самой вершине ее прогресса и достижений и, с другой, ее смыслом для жизни и возможность ее переноса на всю совокупность нашего мира. Это освобождение науки от собственных устоев в Lebenswelt и от субъективных актов, эти устои сформировавших, остается, бесспорно, необходимым условием ее достижений; но в ней заключена и угроза объективистского отчуждения, способного скрыть от нас учреждающие основания и сделать их чуждыми и недоступными. Это затемнение, являющееся так же и технизацией и предполагающее «наивность высшего порядка» отныне безответственного ученого, разрушило одновременно и «великую веру» наук и философии в самих себя; оно превратило мир в «непонятный». Осознать истоки означает в то же время сделать себя ответственным за смысл науки и философии; это означает довести его до ясности собственной «наполненности»; это означает быть в состоянии отвечать за него, исходя из всей совокупности нашей экзистенции». (Гуссерль/Деррида. Начало геометрии. М.1996.стр.18-19.)

Феноменология
 Статья / Философия / О философии / Феноменология
 Николай Баранов, 23.04.2012 18:05:28

Назад в раздел

Самые интересные новости:

загрузка...