all-of-all.ru
Посмотреть
Статьи

Наши друзья

Спецпредложения интернет-магазина
 Статья / Философия / Мировоззрение / Одиночество – духовная болезнь в условиях бездуховной цивили

Одиночество – духовная болезнь в условиях бездуховной цивили


 Николай Баранов, 23.04.2012 18:04:15
Одиночество – духовная болезнь в условиях бездуховной цивили


(Нет голосов)
183 просмотров
В избранное
Комментировать(0)

Одиночество – духовная болезнь в условиях бездуховной цивили



Проблема одиночества в условиях современной «денежно-технологической» цивилизации стала одной из наиболее актуальных проблем. Однако эта проблема, наглядно свидетельствующая о глубочайшем кризисе современного мировосприятия, совершенно чужда не только человеку традиционного общества, но и современному верующему человеку.
Великий русский мистик-визионер Даниил Андреев пишет в связи с проблемой одиночества о знаменитом религиозном реформаторе – египетском фараоне Эхнатоне: «В XIV веке до нашей эры была произведена первая в мировой истории попытка сделать отчётливо формулированный солнечный монотеизм всенародной религией. Это произошло в Египте, и исполинская фигура фараона-реформатора до сих пор возвышается над горизонтом минувших веков как образ одного из первых пророков в истории. Какое полное одиночество должен был испытывать этот гениальный поэт и провидец, заканчивая свой вдохновленный гимн Единому Божеству трагической жалобой: «И никто не знает Тебя, кроме сына Твоего Эхнатона!».
Однако, Даниил Андреев, говоря об одиночестве фараона Эхнатона – вряд ли прав. Человек, у которого открыты каналы духовного восприятия и который, вследствие этого, имеет возможность общаться с Высшими Силами, одиночеством страдать никогда не будет, даже если окажется заточенным в полностью изолированную одиночную камеру.
Известный советский писатель-фантаст Иван Ефремов в своём романе «Лезвие бритвы», говоря о методах духовного восхождения буддийских монахов, описывает, в частности, в качестве одного из таких методов, самозаточение на многие годы в выдолбленную в скале, яйцеобразную, темную, звуконепроницаемую, полностью изолированную келью, абсолютно исключающую какую бы то ни было возможность контактов с внешним миром. И монахи, оказавшиеся в таких экстремальных условиях, не только не сходили с ума от одиночества, но выходили оттуда – Просветлёнными, поскольку постоянно общались во время своего заточения с представителями Высших Сил.
В принципе, не может быть одиноким и человек, прошедший «астральное крещение» и способный осуществлять по своему желанию астральную проекцию - «выход в астрал» (а таких людей в наше время становится всё больше). Ибо такой человек может перемещаться в астральном теле куда угодно и общаться с кем угодно, даже если его физическое тело не только находится в одиночной камере, но, к тому же, ещё и полностью обездвижено.
У Джека Лондона есть замечательный рассказ на эту тему – «Смирительная рубашка». Там заключенного тюремщики-садисты периодически облачали в смирительную рубашку и оставляли так на много часов. Он спасал свое тело и душу тем, что как только его облачали в смирительную рубашку - совершал астральную проекцию, и его душа отправлялась, куда хотела, а оставленное ею «обездушенное» тело не чувствовало боли. Ведь боль ощущает астральное тело, физическое тело служит лишь проводником боли. И когда, во время астральной проекции, астральное тело покидает физическое, то человек не чувствует боль, какому бы воздействию его физическое тело в это время не подвергалось.
Одиночество невыносимо лишь для тех, у кого каналы духовного восприятия «закупорены» наглухо, и кто, вследствие этого, оставшись наедине с самим собой, вынужден общаться лишь со своей собственной душой. А если эта душа – грешная, то общение с ней – тягчайшая кара. Даниил Андреев, описывая третье (после Скривнуса и Ладрефа) чистилище – Мород, отмечает, что его главным наказанием является наказание одиночеством, которое для грешных душ - невыносимо:

Я брошен был на берегу.
Шла с трех сторон громада горная…
Тут море делало дугу,
Но было совершенно чёрное.
Свод неба, черного, как тушь,
Стыл рядом, тут, совсем поблизости,
И ощущалась топкость луж
По жирной, вяжущей осклизлости.
Фосфоресцируя, кусты
По гиблым рвам мерцали почками,
Да грунт серел из темноты
Чуть талыми, как в тундре, почвами.
Надзора не было. И грунт
Мог без конца служить мне пищею.
Никто здесь не считал секунд
И не томил работой нищею.
Но, мир, обследовав кругом,
Не отыскал нигде ни звука я:
Во мне – лишь мыслей вязкий ком,
Во мне – лишь темень многорукая.
И жгучий стыд судьбы земной,
Горя, наполнил мрак загробности;
Деянья встали предо мной;
И, в страшный образ слив подробности,
Открылся целостный итог –
Быть может, синтез жизни прожитой…
Один! один! Навек один!

Одиночество – духовная болезнь в условиях бездуховной цивили
 Статья / Философия / Мировоззрение / Одиночество – духовная болезнь в условиях бездуховной цивили
 Николай Баранов, 23.04.2012 18:04:15

Назад в раздел

Самые интересные новости:

загрузка...