all-of-all.ru
Посмотреть
Статьи

Наши друзья

Спецпредложения интернет-магазина
 Статья / Религия / Эзотерика / Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального

Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального


 Николай Баранов, 23.04.2012 18:02:55
Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального


(Нет голосов)
241 просмотров
В избранное
Комментировать(0)

Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального



Объективное и непредвзятое изучение религиозной, культурной, исторической судьбы еврейского народа не может не привести к важнейшему выводу, оспаривать который могут либо законченные лицемеры, либо полные дилетанты. Этот вывод заключается в следующем: евреи являются носителями религиозной культуры, глубоко отличной от всех исторических проявлений индоевропейской духовности – начиная с древних арийских культов, до христианства и ислама. Отторжение, добровольное или вынужденное, еврейской диаспоры от индоевропейских народов не может быть случайным эпизодом истории, и ни один ортодоксальный иудей никогда не станет опровергать теологической подоплеки еврейской «особости».
«Еврейский вопрос», как бы и кем бы он ни ставился, должен начинаться с признания именно этого фундаментального факта – «евреи являются общиной, хранящей тайну своего радикального отличия от остальных народов».1 Если это отличие не признавать, говорить о «еврейской проблеме» просто бессмысленно.
Конечно, различие народов и общин составляет, собственно говоря, их сущность, их историческую и духовную уникальность. Различие этносов между собой и является инструментом определения их самоидентичности. И, однако, в индоевропейской цивилизации, объединяющей множество этнических, государственных и политических образований, иудейская национально-религиозная община всегда переживалась как нечто инородное, как нечто глубоко чуждое индоевропейскому складу мышления, индоевропейской религиозной культуре.
Известный мыслитель-традиционалист и геополитик Александр Дугин пишет в данной связи: «Мир «Юдаики» - враждебный нам мир. Но постижение его законов, его правил, его интересов требует от нас чувство арийской справедливости, а также серьёзность нашей геополитической ситуации.
Индо-европейская элита стоит сегодня перед титанической задачей – понять тех, кто является не только культурно, национально, политически, но метафизически другими. И в данном случае, «понять» значит не «простить», но «победить», причём «победить Светом Истины».2 (Курсив – А. Дугина).
Исследование основополагающих принципов, на которых зиждется, с одной стороны, иудаистская метафизика, а с другой стороны, весь спектр индоевропейских сакральных Традиций, однозначно показывает, что непреодолимое, глубинное различие между теологией иудеев и теологией индоевропейцев определяется уже самим пониманием Космоса. Уже на этом исходном уровне иудаизм в корне отличается от всех индоевропейских сакральных Традиций.3
Иудаистская религиозная перспектива характерна тем, что Бог в ней всегда и при всех обстоятельствах оказывается внешним и, в определенном смысле, «посторонним» по отношению к Космосу и его обитателям. Бог «конструирует» Мироздание, «настраивает» механизмы его функционирования, «исправляет» их, когда они «дают сбои». Но при всём при том, он всегда остается «вовне», откуда и «управляет», созданным им «театром теней», каковым является Мир. Бог в иудаизме, это, используя терминологию крупнейшего современного эзотерика Юрия Мамлеева - «Абсолютно Постороннее» по отношению к Мирозданию.4
Постулирование полной отдаленности Творца от Творения обуславливает скептическое отношение иудаистского религиозного сознания к космологии, мифологии, ко всем тем аспектам сакральной Традиции, которые, напротив, тем или иным образом акцентируют либо имманентность, либо Абсолютное Единство Высшего Принципа.
Согласно иудаизму, дистанция между Тварью и Творцом никогда не уменьшается, никогда не преодолевается, будь то во время страданий и диаспоры, или во время Великого Шаббата. И темная сторона этой дистанции концентрируется в образе Голема, мрачного человекоподобного автомата, олицетворяющего собой всю безысходность раз и навсегда сотворенного, раз и навсегда отторгнутого от Творца Творения.5
В Големе иудей видит не просто нечто внешнее по отношению к себе - в нём он видит самого себя, своё внутреннее «Я», свою глубинную сущность. В Големе иудей также видит свой народ, избранный среди других народов не в силу особых героических или жертвенных достоинств, а в силу своего страшного знания об Абсолютности Тщеты, через которую выражается в Мироздании абсолютность дистанции между Творцом и Творением.6
Иудаизм видит Мир как отчуждённое от Бога Творение, как изгнание, как искусственный, механически созданный, крайне запутанный лабиринт, по которому блуждает «избранный народ», чья подлинная миссия обнаруживается не в победах еврейских царей и полководцев, а в трагических перипетиях рассеяния. Именно рассеяние, диаспора, изгнание, лишенность, покинутость - аутентично соответствуют духу ортодоксального иудаизма, постулирующего между Творцом и Творением наличие непреодолимой Бездны, в силу чего, даже представители «избранного народа» могут претендовать лишь на трагическую констатацию тщетности любых человеческих усилий постичь суть Божественного Промысла.

Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального
 Статья / Религия / Эзотерика / Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального
 Николай Баранов, 23.04.2012 18:02:55

Назад в раздел

Самые интересные новости:

загрузка...