all-of-all.ru
Посмотреть
Статьи

Наши друзья

Спецпредложения интернет-магазина
 Статья / Религия / Христианство / Библейские мифы

Библейские мифы


 Николай Баранов, 23.04.2012 18:01:36
Библейские мифы


(Нет голосов)
1110 просмотров
В избранное
Комментировать(0)

Библейские мифы



Христианство. Библейские мифы



«Демифологизация» библейских текстов
Что же проповедует Бультман своей пресловутой демифологизацией? Он требует отделять керигму (по-гречески керигма означает провозглашение, проповедь, благую миссию — Heilsbot-schaft) от мифа. Керигму христианского вероучения следует, по его мнению, принимать и исповедовать, а мифы — отбросить. Это не значит, что надо отказаться от Библии как священной книги; она остается таковой, но понимать ее следует не в мифологическом смысле, ее сказания и легенды надо трактовать не как сообщения об определенных событиях, имевших когда-либо место, а в некоем ином смысле.

Мифология, по Бультману, применяет образно-художественные приемы для выражения «другого мира в терминах этого мира, божественного — в терминах человеческой жизни, потустороннего — в терминах посюстороннего». Нельзя считать, что эти приемы точно рассказывают об исторических событиях так, как последние происходили. И то, что рассказывается в Библии о действиях бога, надо понимать «не мифологически, а аналогически», по аналогии с некими другими событиями. «Мифологию Нового Завета следует рассматривать не со стороны ее объективирующего содержания представлений (Vorstellungsgehalt), но со стороны соответствующего этим представлениям понимания существования (Existenzverstandnis); при таком понимании истина утверждает веру, которая не обязывает к признанию картины мира, изображенной в Новом Завете»[75].

Если понимать Библию не мифологически, а аналогически, то, как утверждает Бультман, открывается возможность «демифологизировать» библейские сказания, «сбросить их мифологическую оболочку». При таком подходе «парадоксы новозаветного учения приводятся к полному решению». Бультман неоднократно перечисляет ряд весьма конфузных противоречий и парадоксов, имеющих место в Новом Завете, причем делает вид, что его «демифологизация» полностью разъясняет их к вящей славе божией и в соответствии с истиной.

На самом деле, конечно, ни та, ни другая цели не достигаются. Бультман прямо говорит о своем стремлении найти такую «истину», которая, не противореча Библии, в то же время не обязывала бы к признанию тех очевидно несостоятельных библейских легенд, с которыми в настоящее время трудно согласится даже верующему. Но так как примирить Библию с истиной невозможно, то богослову приходится прибегать к словесному туману, в котором делаются неуловимыми ясные очертания действительной истины.

В самом деле, по аналогии с чем следует толковать библейские сказания? Либо со сказаниями других религий, либо с некими мистическими «истинами веры», смысл которых вообще недоступен здравому человеческому разуму. Первое решение Бультман, безусловно, с негодованием отбросил бы, второе же, видимо, и составляет суть его концепции. Но во всех случаях эта «новейшая» концепция ничем существенным не отличается от других разновидностей аллегоризма.

В приведенной выше цитате из книги Бультмана обращает на себя внимание употребление терминологии, характерной для современной буржуазной философской школы экзистенциализма. Это не случайно, ибо по своим философским взглядам Бультман действительно примыкает к экзистенциалистам. И читатель не должен удивляться поэтому туманности его точки зрения. Когда он говорит, что в библейских мифах важно не «объективирующее содержание представлений», а «соответствующее этим представлениям понимание существования», то он этим только повторяет идеалистические выверты экзистенциалистов о том, что «существование» — это не бытие, не объективная реальность, а прежде всего субъективное сознание человеком его собственного существования.

Сами экзистенциалисты говорят, что эта центральная категория их философии не поддается более или менее определенному разъяснению и что они вообще не стремятся к ясности в формулировке своих взглядов. При таких исходных позициях мистика Филона, Тертуллиана и Бернара Клервосского при истолковании Библии заменяется или, пожалуй, дополняется не менее темной и по существу бессмысленной мистикой Ясперса, Габриэля Марселя и других экзистенциалистов.

Библейские мифы
 Статья / Религия / Христианство / Библейские мифы
 Николай Баранов, 23.04.2012 18:01:36

Назад в раздел

Самые интересные новости:

загрузка...