all-of-all.ru
Посмотреть
Статьи

Наши друзья

Спецпредложения интернет-магазина
 Статья / Статьи / Чай / Легенды о Чае

Легенды о Чае


 Николай Баранов, 23.04.2012 17:52:51
Легенды о Чае


(Нет голосов)
2083 просмотров
В избранное
Комментировать(0)

Легенды о Чае


ПЕРВАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

Божественный Шэнь Нун, чьё имя переводиться как "Пахарь Духа", пришедшел в наш мир чтобы научить людей использовать целебные свойтсва растений и возделовать почву. Его тело было подобно прозрачному нефриту, поэтому сквозь кожу можно было видеть всё происходящее в его организме. Он пробывал разные травы и из 100 растений нашёл 72 ядовитыми.

И вот однажды Шень Нун лежал под деревом, и чайного куста ему в рот скатилась нагретая солнцем росинка. Он проглотил её, почувствовал прилив силы и бодрости и с тех пор употреблял чай как противоядие.

После себя небожитель оставил фармакологический трактат "Шень Нун Бэнь Цао", который является самым древним трактатом по лекарственным растениям в Китае.

ВТОРАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

По старинному преданию история чайной церемонии началась с Бодхидхармы, который по традиционной буддийской версии явился в Китай около 520 г. и основал учение чань (дзэн). Кроме прочих его заслуг, легенда приписывает Бодхидхарме создание чайного куста.

Две недели Бодхидхарма медитировал в пещере на горе Та. Тяжелые веки слипались, а голова падала на плечи. Он возвращал тело в прежнее положение, но предатели-глаза все не хотели открываться. Тогда, разгневавшись на самого себя, Бодхидхарма схватил нож, отрезал непослушные веки и бросил их на землю. После этого он просидел в пещере девять лет и стал первым патриархом дзэн, а его ресницы проросли кустами чая.

После того, как ресницы Бадхидхармы превратились в чайные кусты, чай стал буддистским напитком - символом осознанности для всех медитирующих. Везде, где распространен дзэн-буддизм, существует и культ чая. Монахи и миряне относятся к чаепитию не просто как к утолению жажды или заполнению паузы между делами, а как к медитации.

ТРЕТЬЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

В Индии тоже существуют легенды о происхождении чая.
Факир Дхарма открыл бодрящее действие чая совсем случайно. В своём желании провести семь лет без сна и посвятить это время буддийской вере факир был внезапно сражён неописуемой усталостью. Опускаясь на землю от немощи, он удерживался за ветки куста. Несколько листов с ветки, оказавшемся в его руках, он положил себе в рот с умыслом не заснуть при жевании. Действительно, слабость прошла, и Дхарма смог посвятить себя задуманному до конца.

ЧЕТВЕРТАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

В начале династии Тан (618 – 907) жил один монах, следовавший Пути Истинного Белого Журавля, который странствовал подобно облаку, среди четырех морей.

Достигнув бессмертия, полной гармонии с собой и окружающим миром, он приехал и поселился на горе Цзюнь Шань. С собой он привез 8 ростков чайных кустов. Монах посадил их и стал за ними ревностно ухаживать. Постепенно эти кусты разрослись и чай с этой горы стал известным.

По легенде, горы Цзюнь Шань – родина Бессмертных, куда уходили все люди достигнувшие совершенства. На самом высоком из 72 пиков растут чайные деревья. Именно из их почек и приготовляется Цзюнь Шань Инь Чжэнь (Серебряные иглы с гор Бессмертных) – известный с 7 века как императорский.

ПЯТАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

Существует предание, согласно которому в уезде Ань-си жил набожный чаевод, который каждый день подносил чашку свежезаваренного чая изображению Милосердной бодхисаттвы Гуань-инь.

Однажды в горах он увидел между двумя утесами необычное чайное дерево, сверкающее в солнечных лучах. Он перенес его домой и посадил у себя в саду. Из листьев этого дерева чай получился тяжелый, словно железо, с отменным ароматом и вкусом. Чаевод решил, что это подарок Гуань-инь, и назвал чай в ее честь.

Те Гуань-инь собирают четыре раза в год. Лучшим считается осенний сбор; весенний, обладая замечательным ароматом, уступает осеннему чаю во вкусе, а летний и весенний сборы наименее выразительны. Листья собирают уже более раскрытые, чем для зеленого чая. Чаинки у высокосортного Те Гуань-инь изогнутые, крепкие, тяжелые, блестящие с красноватыми прожилками и едва заметным белым пушком.

Чай дает густой настой золотистого цвета и оставляет сладкое, медовое послевкусье. Этот чай ароматен даже после семи заварок.

ШЕСТАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

Молодой батрак Ван скитался по стране в поисках работы. Впереди показалось селение, и юноша ускорил шаги. Подойдя ближе, он увидел странную картину. Возле стены неподвижно сидели люди. Одни из них дремали, другие — вглядывались в глиняную стену.

— Объясните, почтенный, что они видят на стене? — спросил Ван у проходившего мимо человека.

— По-моему, они просто бездельничают. Вон тот монах сбил их с толку, — ответил прохожий и показал на одного из людей, сидящих у стены.

Ван вгляделся в монаха. Тот сидел неподвижно, скрестив ноги и прикрыв глаза, но от него веяло такой мудростью, что юноша невольно поклонился.

Вскоре Ван нашел работу. Возле деревни рос большой сад, и садовнику нужен был помощник. Когда Ван спросил садовника о монахе, тот объяснил:

— Это Дарма. Говорят, он умеет слушать свое сердце.

Каждый вечер юноша приходил к стене но монах оставался недвижим. Его сосредоточенный взгляд словно проникал сквозь стену. Однажды юноша не выдержал и воскликнул:

— Как бы мне хотелось узнать, о чем вы думаете столько часов подряд?

Дарма поднял глаза на юношу, улыбнулся и неожиданно быстрым движением рук вырвал ресницы и они упав на землю из рук монаха на землю, превратились в два зеленых кустика около метра высотой. Их глянцево-зеленые листья, покрытые нежным пушком, источали нежный аромат.

— Сорви верхние листья с этих чайных кустов и завари их в кипятке, — ласково проговорил мудрец.

Дома, выпив чашечку ароматного напитка, Ван почувствовал, как кровь быстрее побежала по жилам, а по всему телу, несмотря на поздний час, разлилась свежесть. Утром Ван снова выпил чашечку чая и весь день после этого чувствовал необыкновенный прилив сил: мотыга словно сама летала, и после тяжелого дня работы юноша совсем не устал.

На следующий день один из учеников монаха с горстью чайных листьев в руке пришел к Вану.

— Учитель просит тебя снова приготовить для нас чай. После него нам всем так легко думалось и совсем не хотелось спать.

Вместе они приготовили чай, и ученик унес котелок с дымящимся напитком. А вскоре к стене подошел и сам юноша, сжимая в одной руке чашку с изящным орнаментом. Учитель, — поклонился Ван мудрецу, — примите от меня эту чашку. Она мне досталась от матери, и это единственное мое сокровище. Я берег ее, но для такого драгоценного напитка нужна драгоценная чаша.

Драма ласково обнял Вана и произнес:
— Долгие годы мы, испытывая голод и лишения, искали свет истины. Многие не понимали нас и называли бездельниками. Чистота твоего сердца, о Ван, соединилась с нашими молитвами, и свет истины озарил наш день. Мы подарим людям лучшее средство от болезней и усталости. Отныне пусть чай поможет каждому заглянуть в глубину своего сердца.

СЕДЬМАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

Давным-давно высоко в горах затерялась небольшая деревушка с названием Драконов колодец. И в ней было всего с десяток домов, да и те разбросаны по склонам окрестных гор. В дальних горах крестьяне сажали бамбук, а в ближних – злаки. Работали они от зари и до зари, но сытыми никогда не бывали, на самом краю деревни стояла ветхая хижина, крытая соломой, в которой жила старуха. Ни детей у нее не было, ни мужа, и доживала она свой век как перст одна.

Она не могла уже подниматься в горы и обрабатывать землю. Сил едва хватало на то, чтобы ухаживать во дворе за десятком старых чайных кустов. Кусты старились вместе со своей хозяйкой, и она собирала с них раз в год не больше нескольких цзиней грубых темно-зеленых листочков.
В жизни этой женщине пришлось хлебнуть немало горя, но она сохранила свою доброту, несмотря на все невзгоды, и сейчас старалась, как могла, скрасить жизнь окружающим. Каждый день она брала несколько листков, заваривала чай и ставила его у дверей своей хижины, чтобы односельчане, спускавшиеся с гор после работы, могли утолить жажду.

Однажды в канун Нового года, когда в горах валил густой снег, в деревне готовились к празднику. Все запасы у старухи иссякли, если не считать нескольких чайных листьев, но она все же решила не изменять заведенному обычаю. Поднявшись спозаранок; старуха опустила эти листья в котел, залила кипятком и поставила настаиваться вблизи очага. Вдруг снаружи послышался шум. Дверь распахнулись, и на пороге появился запорошенный снегом старик. Старуха торопливо подошла к нему: - Почтеннейший, в горах снег, пережди немного в моем доме. Незнакомец стряхнул с себя снег, прошел в комнату, и любопытный взгляд его остановился на очаге:
- Хозяйка, а что у тебя в котле?
- Чай настаиваю, - ответила ему старуха. Гость очень удивился:
- До Нового года осталось уже немного времени. Завтра у всех большой праздник и во всех семьях колют бычка, барашка или кабанчика, чтобы умилостивить предков, а ты только чай завариваешь!
- Я слишком бедна, - горько вздохнула женщина, - мне нечего принести в жертву предкам, зато я каждый день готовлю чай и угощаю им своих односельчан.

Неожиданно для нее незнакомей, рассмеялся: - Что ты жалуешься на бедность, когда во дворе у тебя спрятано сокровище!
Услыхав это, старуха вышла во двор отыскать место, где может быть, спрятано сокровище. Но там все было как обычно: около сарая, крытого лапником стояли две скамьи, да в углу была треснутая каменная ступка, в которой еще с прошлого года прел мусор. Ничего нового во дворе не появилось. Незнакомец вышел вслед за хозяйкой и указал на ступку:
- Вот твое богатство!
- Да разве ж ступка может быть богатством? - изумилась старуха. Видно незнакомец насмехается надо мной, подумала она и добавила:
- Если она тебе нравится, можешь забрать ее!
- Как же я могу взять у тебя эту драгоценность даром. -воскликнул тот, - продай мне эту ступку. Если согласна, то я схожу за людьми, чтобы помогли мне унести ее.

Незнакомец, довольный сделкой, ушел. Старуха долго рассматриваема ступку, но никак не могла понять, чем же она понравилась гостю, и решила, что негоже продавать такую грязную вещь. Вытащила она из ступки мусор и зарыла его под чайными кустами. Затем старуха налила в ступку воды, вымыла ее, а грязную воду выплеснула под те же кусты. Она уже закончила работу и любовалась чистой ступкою, когда вернулся незнакомец с деревенскими парнями.

При виде вымытой ступки он истошно завопил:
-Что ты наделала? Куда делось богатство?
Никак не ожидала старуха, что труды ее вызовут столь сильный гнев, и прямо-таки опешила:
- Да я же только вымыла ее!
-Куда дела ты все, что было в ступке? - от нетерпения незнакомец, даже ногой притопнул.
- Да вон, зарыла под чайные кусты.
-Жалость-то какая! - дрожащим голосом воскликнул незнакомец. - Ведь этот мусор и был самым настоящим богатством теперь оно перешло в чайные кусты. Он махнул рукой и велел парням идти по домам.

Новогодний праздник окончился, а вскоре и весна наступила. И вот нежданно-негаданно все чайные кусты во дворе покрылись множеством изумрудных листочков. Но когда старуха стала их собирать, то люди удивились еще больше: чайные листы были необыкновенно нежными, сочными и ароматными.

Односельчане стали просить у старухи отростки от этих чудесных кустов и с тех пор вместо бамбука разводили в горах чайные плантации. Спустя годы чай с необыкновенным вкусом и ароматом, который готовили из листьев, собранных в этих местах, стали называть чаем "Драконов колодец".

И он и по сей день считается одним из лучших сортов чая в Китае.

ВОСЬМАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

Поссорились однажды два брата — младший у старшего невесту увез. Сорок лет прошло с той поры. Братья богатыми купцами стали, но друг с другом не виделись. Однажды пригласили самых знатных купцов во дворец к царю. Среди них и два брата оказались. Взглянул старший брат на младшего, и вспыхнула в нем прежняя ненависть. Усадили слуги купцов за стол, уставленный медами да вареньями, а в чашках подали горячий чай. Выпили купцы по три чашки, раскраснелись, разговорились. Младший брат стал потихоньку на старшего поглядывать. Вспомнил, как тот его в детстве защищал, но старший взгляд отводил. Тут вышел к гостям царь, поклонились ему купцы:

— Премного благодарны, государь, за угощение. Напиток твой заморский не крепок, но хорош. Голову не дурманит, а бодрости прибавляет. Нам, купцам, такой в самый раз — в нашем деле бодрая и ясная голова нужна.

— Рад, что чай вам по нраву пришелся, — отвечает гостям царь. — Заключили мы договор с Китаем, по которому Москве разрешается снаряжать в Пекин торговые караваны за чаем. Только вот не знаю я, кому из вас доверить такое сложное дело.

Стали купцы по-очереди свои достоинства расхваливать. Каждому хотелось получить в руки прибыльный договор. Когда дошла очередь до младшего брата, он вдруг сказал:

— Государь, такое дело только моему брату по плечу. Надежнее и честнее его не найти человека.

Покраснел старший брат и ответил:

— Прости меня, брат, что со злобой встретил тебя сегодня, но чай прояснил мои мысли, и я твердо могу сказать государю, что умнее тебя нет купца в нашем городе.

— Вот и хорошо! — обрадовался царь. — Значит оба вы и поведете торговый караван в Китай.

Поклонились братья царю, а потом крепко обнялись. Путь от Москвы до Китая занимал более года, так что возвратились купцы не скоро.
Порученное дело выполнили они с честью — привезли с собой несколько сотен тюков отличного китайского чая.

ДЕВЯТАЯ ЛЕГЕНДА О ЧАЕ

В конце XVII века правитель провинции Тоса решил взять своего чайного мастера в поездку в Эдо. Чайному мастеру эта поездка вовсе не улыбалась, ибо самураем он не был, а в Эдо можно было попасть в такую переделку, где досталось бы не только его господину, но и ему самому. Путешествие было весьма рискованным, но чайный мастер был вынужден подчиниться приказу, но решил сменить свою одежду чайного мастера, который ходил без оружия, на одеяние самурая с двумя мечами. По приезде в Эдо чайный мастер посетил Уэно у пруда Синобадзу, где заметил, что на него сердито смотрит какой-то самурай, отдыхающий на камне. Самурай вежливо обратился к чайному мастеру и сказал: " Вижу, вы самурай из Тоса, окажите мне честь испробовать моё искусство в поединке с вами". "Я вовсе не самурай, хотя и одет так, я чайный мастер и вовсе не готов быть вам противником" - честно признался он. Но самурай продолжал настаивать на поединке. Чайный мастер понял, что поединка ему не избежать, но он не хотел умирать с позором, потому что позор лёг бы на его господина. И тут он вспомнил, что несколько минут назад он проходил мимо школы фехтования. Он решил зайти туда на минутку и спросить у учителя, как же правильно пользоваться мечом и как ему с честью встретить неизбежную смерть. Он сказал самураю: "Если ты так настаиваешь на поединке, тогда подожди меня немного, я должен сначала кое-что сообщить своему господину, у которого служу".

Самурай согласился и чайный мастер поспешил в школу фехтования. Учитель фехтования спокойно выслушал чайного мастера, который рассказал и сказал: "Ты прямо уникум. Все приходят ко мне узнать, как пользоваться мечом, чтобы жить, а ты пришёл узнать, как умереть. Но прежде, чем я научу тебя искусству умирать, будь добр, научи меня готовить чай и угости чашечкой чая. Ведь ты же чайный мастер". Чайный мастер был очень рад. В последний раз он мог исполнить чайную церемонию, дело своей жизни, столь дорогое его сердцу. Забыв обо всём, он со всей искренностью, с полной самоотдачей принялся готовить чай. Он выполнял всё, что необходимо, как будто сейчас это было для него самое главное в жизни. И учитель фехтования испытал глубокое чувство, увидев с какой сосредоточенностью, с каким воодушевлением совершается чайная церемония.

Он упал на колени перед чайным мастером, глубоко вздохнул и сказал: "Тебе не нужно учиться умирать! То состояние ума, в котором ты находишься, позволяет тебе сразиться с любым фехтовальщиком. Когда будешь подходить к самураю, сначала подумай, что ты готовишь гостю чай. Благородно приветствуй его, извинись за задержку, и скажи, что теперь готов к поединку. Сними своё хаори, аккуратно сложи и положи сверху свой веер, как ты обычно делаешь это за работой. Затем повяжи голову тэгунун (вид полотенца), верёвкой подвяжи рукава, подбери хакама (юбка-штаны). Теперь ты вполне можешь начинать. Вынь свой меч, высоко подними его над головой, будь готов сразить им противника и, прикрыв глаза, соберись мысленно для битвы. Когда услышишь крик, ударь его мечом. Это и будет конец, взаимное убийство". Чайный мастер поблагодарил фехтовальщика за наставления и пошёл назад.

Он тщательно последовал советам, данным фехтовальщиком, выполняя их в том состоянии ума, которое было у него во время чайной церемонии для своих друзей. Когда он твёрдо встал перед самураем и поднял меч, тот внезапно увидел перед собой совершенно другого человека. И он никак не мог издать крик перед нападением, потому что совершенно не знал, как ему нападать. Перед ним было совершенное воплощение бесстрашия, т.е. бессознательное. И вместо того, чтобы броситься на чайного мастера, самурай стал шаг за шагом отступать и наконец закричал: "Сдаюсь! Сдаюсь!" Бросив свой меч, он простёрся перед чайным мастером, прося прощения за грубость, и быстро покинул поле сражения.

Не известно, исторический ли это факт, но факт, что такое мнение было распространено в то время и считалось, что одно техническое совершенство было недостаточно для успешного поединка.


Легенды о Чае
 Статья / Статьи / Чай / Легенды о Чае
 Николай Баранов, 23.04.2012 17:52:51

Назад в раздел

Самые интересные новости:

загрузка...