all-of-all.ru
Посмотреть
Статьи

Наши друзья

Спецпредложения интернет-магазина
 Статья / Философия / Мировоззрение / Метафизика простых вещей

Метафизика простых вещей


 Николай Баранов, 23.04.2012 18:04:13
Метафизика простых вещей


(Нет голосов)
242 просмотров
В избранное
Комментировать(0)

Метафизика простых вещей



Мировоззрение. Метафизика простых вещей



Ладна вещь: чаша и стол, мост и плуг. Но по-своему тоже вещи – ель и пруд, ключ и холм. Вещи, каждый раз по-своему веществующие, – цапля и лось, конь и бык. Вещи, каждый раз своим способом веществующие, – зеркало и пряжка, книга и картина, корона и крест.
Хайдеггер М. Вещь
Слово предполагает молчание, сложность – простоту. Любая вещь сложна и любая – проста. Имя дает (открывает) нам вещь, в имени она присутствует как «такая-то-вот»: как дерево, камень, колонна, башня. Называние – это вызывание (вызывание вещей). Человек о вещах вещает, он их ведает[1]. В Эдеме Адам давал имена животным; каждый ребенок начинает с того же: именует окружающие его вещи. Отношения Адама к вещам были просты (прямы), но первородный грех осложнил их. Ностальгия по простым вещам – это тоска по простоте (прямоте, чистоте[2]) «райской жизни», тоска о рае, который «утрачен».

Взгляд Адама на вещи был прост и прям. Отношение к вещам потомков Адама далеко от прямоты и непосредственности. Но особенно отдалились они от простого взгляда на вещи сегодня. За последние 100-150 лет их номенклатура возросла многократно[3]. Еще больше выросла их численность. Вещи атакуют нас повсюду: они взывают к нам с рекламных баннеров, ими заполнены торговые центры, они теснят нас в собственных домах и квартирах. Но что это за вещи? Это не природные вещи, это продукты машинного производства и их изображения. Они все чаще опосредуют «контакты» людей друг с другом (мобильный телефон, компьютер) и взаимодействие человека с вещами (фотоаппарат, видеокамера, фотоснимок, кино, телевидение). Вещи экрана (экранные вещи-образы) теснят вещи «заэкранные», самобытные. Занимая посредствующее место между человеком и материальными предметами и стихиями, экранные образы пред-определяют их восприятие, не дают им и «слова сказать», грубо «затыкают вещи рот». Мы смотрим на вещи первичного мира не прямо, а через фильтры масс-медийных симулякров. Здесь не спасает даже ясное сознание присутствия в восприятии вещи «форматирующих» ее медийных фильтров.

Парадоксальным образом обилие вещей, делающее нас «специалистами по вещам» (то есть более или менее квалифицированными потребителями, «профессионалами потребления»), ведет к отчуждению от них. «Общение» в «один взгляд» не позволяет внимательно всмотреться в вещи, мимолетность касания скрывает их «лица», делает невозможным задушевный «разговор» с ними. Мы давно уже ничего (ничего особенного) от вещей не ждем, потому что наш интерес к ним ограничивается их «служебными обязанностями». Это значит, что мы отказываем вещам в самостоятельном бытии, в существовании помимо тех утилитарных и концептуальных «априори», с которыми мы к ним обращаемся. Причем наша «предвзятость» распространяется не только на вещи, изготовленные человеком для человека, но и на природные объекты. Рекламные ролики, телевизионные программы, глянцевые журналы туристических фирм и обслуживающие тур-индустрию менеджеры и экскурсоводы озабочены тем, чтобы клиент, оказавшись в той или иной точке земного шара, увидел то, что ему положено видеть. Не меньше. Но и не больше. Люди должны получить то самое, что они видели «на картинке».

Нельзя не признать: изобилие вещей утомляет, вызывает чувство раздражения, недовольства. Когда мы ходим по супермаркету, торговому центру, вещевому рынку, то через какое-то время нам становится не по себе: душа не справляется с разнообразием и количеством того, что требуется воспринять, рассмотреть, оценить, выбрать… Приобретая вещь, человек становится ее собственником, пользователем, но сжиться с ней он не успевает. «Потребительские вещи» остаются холодными, «неприрученными». Мы воспринимаем их как расходные материалы нашей «жизнедеятельности»: они мои, но только формально, эмоционально же они чужды мне. Нам недостает вещей-собеседников, вещей-событий. Утратившему «простоту взгляда» человеку трудно смотреть на вещи прямо. Тяга к простым вещам возникает тогда, когда простота утрачивается, когда она становится чем-то редким, труднодоступным. «Что имеем – не храним, потерявши – плачем». Мы теряем (потеряли?) связь с вещами, чья самобытная реальность ускользает от нас. Запутавшись в паутине многоуровневых опосредований, мы приходим к осознанию своей заброшенности в симулятивное зазеркалье медиа и открываем для себя экзистенциальную незаменимость простого (прямого, настоящего). Но простота, «которую мы потеряли», состоит не только (и даже, может быть, не столько) в особенных качествах каких-то особенных вещей, сколько в способности человека взаимодействовать (общаться) с вещами просто, прямо, без посредников.
[/3][/2][/1]
Метафизика простых вещей
 Статья / Философия / Мировоззрение / Метафизика простых вещей
 Николай Баранов, 23.04.2012 18:04:13

Назад в раздел

Самые интересные новости:

загрузка...